Недавно компания «Экония» заявила об очередной попытке рейдерского захвата бизнеса и обвинила силовиков, что они стоят на стороне захватчиков. А правоохранители утверждают, что пришли с обысками в компанию, потому что расследуют похищение человека, к чему якобы причастны собственники «Эконии». В медиа появились резонансные кадры, как двери компании по производству детского питания «Малятко» выбивают кувалдами. А «Экония» и ряд бизнес-ассоциаций обратились к Президенту, правительству, Генеральному прокурору и руководству МВД по поводу незаконных действий правоохранителей и «наездов» на бизнес. Мы попытались разобраться в ситуации, обратившись с вопросами к адвокату «Эконии» Лане Синичкиной.

– Почему вы уверяете, что это именно рейдерство?

– «Экония» испытает уже третью попытку захвата за 10 лет.

-- Реклама --

Уголовное дело, в рамках которого прошли обыски на предприятии, его деятельности не касается. Расследуются события 2012 года, к которым компания не имеет отношения. Зачем следователь отправляла письма контрагентам компании (розничным сетям) с информацией о наличии какого-то уголовного дела? Это известная технология по дискредитации и создании проблем в бизнесе. Кроме того меры, предпринятые во время обысков, были явно чрезмерными: в результате предсказуемо не нашли ничего, что хоть как-то касалось событий 2012 года, зато временно заблокировали работу предприятия, изъяв сервера.

Дело, которое  с таким усердием расследуют Национальная полиция и Офис Генерального прокурора, звучит абсурдно и полностью построено на показаниях, которые дал сам рейдер и его окружение. Правоохранители не ставят под сомнение их достоверность, не перепроверяют, считают их достаточными, чтоб беспрецедентно вмешиваться в бизнес. Так кто угодно может заявить о выдуманном преступлении 10-20 летней давности, и правоохранители без доли сомнений побегут устраивать маски-шоу на предприятии, подрывать репутацию. Обычно, даже при наличии прямых доказательств серьезных преступлений, наши следственные органы не торопятся качественно их расследовать, тянут годами. А тут такой порыв, такие ресурсы брошены!  Для нас очевидно, что уголовное дело, в рамках которого «кошмарят» «Эконию», построено на ложных показаниях. Цель – давление на собственников через процессуальные действия и угрозу личной свободе.

– Как это дело связано с «Эконией»?

– Расследуются обвинения, заявленные неким Анатолием Титовым о том, что некого Руслана Курилова в 2012 году якобы похитила и держала в подвале  несколько лет группа лиц при участии собственницы компании «Экония» Ирины Варагаш. Однако факты свидетельствуют о том, что именно Титов инициировал все три попытки захвата «Эконии», а Курилов – его давний пособник.

Какой мотив похищения называет следствие?

– Утверждается, что Курилов когда-то был председателем правления Золотоношской мебельной фабрики (а Титов – одним из ее акционеров). В 2008 году в судах с их участием оспаривалась законность ликвидации фабрики и приобретения Ириной Варагаш имущественного комплекса предприятия-банкрота. На месте разваленного комплекса после покупки построили новое успешное предприятие по производству детского питания «Малятко». Имущественный спор еще в 2010 году Варагаш выиграла – кассационный суд поставил точку в пользу «Эконии». А теперь Титов и Курилов утверждают, что якобы Курилов не оспорил решение суда, потому что якобы был в заточении.

Но эта версия разваливается. Во-первых, Курилов никогда не был полномочным представителем Золотоношской фабрики, а Титов никогда не был законным ее акционером. Кроме того, мебельная фабрика была коллективным предприятием – от ее имени имели право выступать и другие лица – поэтому «похищение» Курилова лишено смысла. Во-вторых, у самого Курилова на то время был адвокат, его полномочия в судах были действительны и в период предполагаемого заточения. Кстати, в материалах дела нет доказательств, что кто-либо из окружения Курилова в течение четырех лет его «заточения» заявлял о пропаже. В третьих, административный судебный процесс о ликвидации фабрики, в рамках которого Курилов якобы не воспользовался процессуальными правами на обжалование, никак не влияет на право собственности «Эконии» на имущественный комплекс: этот вопрос был рассмотрен в другом судебном (хозяйственном) производстве, в нем все стороны занимали активную позицию и после двух кругов слушаний суды подтвердили законность приобретения объекта. Точку поставил суд высшей инстанции еще в 2010 году – за два года до мнимой пропажи Курилова. Учитывая все эти объективные обстоятельства, очевидно, что нет связи между «похищением» Курилова и возможностью фабрики-банкрота осуществлять свои процессуальные права. У Ирины Варагаш не было никакого мотива для похищения.

Вы утверждаете, что  уголовное дело – попытка захватить бизнес. Каков механизм?

– Законность права собственности на этот объект подтверждена в хозяйственных судах еще десять лет назад. Пересмотреть решение невозможно. Есть только одна опция – по вновь открывшимся обстоятельствам. Именно такие новые обстоятельства, по всей видимости, хотят создать в этом новом уголовном деле, это кирпичик в рейдерской схеме. Искусственно ищут основание для пересмотра решения суда десятилетней давности.

Сейчас в уголовном деле вынесено подозрение Калюжному В.М. Более того, судом будет избираться мера пресечения – следственные органы требуют взятия его под стражу.

Кто этот подозреваемый?

-Калюжный – один из тех, кого Титов и Курилов назвали в своих заявлениях в качестве  участника предполагаемого похищения. Почему следствие решило просить суд ограничить свободу  человеку, против которого нет иных доказательств, кроме сомнительных показаний самих рейдеров, можно только догадываться. Мы предполагаем, что на него хотят надавить, заставить под страхом пребывания за решеткой изложить какие-нибудь обстоятельства, их и назовут  «вновь открывшимися» для пересмотра результата имущественного хозяйственного спора десятилетней давности.

-Вы упомянули, что это уже третья попытка захвата бизнеса «Малятко». Как проходили предыдущие?

-Первая попытка была в 2010 году. Тогда Титов предъявлял фиктивное мировое соглашение, по которому ему якобы принадлежало более 50% паев мебельной фабрики. С этим решением и группой вооруженных лиц он пришел захватывать новый построенный завод. Попытка не удалось, фиктивное  мировое соглашение отменил суд, а захватчики предприятия (все кроме Титова) привлечены к уголовной ответственности.

Вторая попытка была в 2018 году: с поддельными документами Титов зарегистрировал в реестре недвижимости объект-клон «Эконии» и пытался осуществить силовой захват завода. Попытку пресекли, отменив незаконную регистрацию через специальную антирейдерскую комиссию Минюста.

-Вы пытались привлечь к ответственности самого Титова?

– «Экония» еще в 2018 году подала несколько заявлений о преступлении по факту рейдерства и мошенничества. Но в нашей стране следственные органы в большинстве случаев не заинтересованы выполнять свою работу качественно – несмотря на наличие фактов и доказательств полиция фактически не проводит расследование. Более того, полиция пропустила сроки для продления следствия, это говорит об абсолютной бездеятельности правоохранительных органов по защите настоящих пострадавших.

Да, Титов является обвиняемым в мошенничестве и коррупции, но система работает так, что он годами избегает правосудия, а решение о его принудительной доставке в суд не реализовывается.

Сейчас мы подали ряд заявлений о преступлении по факту давления и вмешательства в законную деятельность компании. Также мы официально заявили о неправдивых свидетельских показаниях в деле.

Крен правоохранительных органов в сторону лиц с сомнительной репутацией и игнорирование признаков серьезных преступлений свидетельствует о  наличии личного интереса у представителей Нацполиции и Офиса ГПУ и злоупотреблении полномочиями в угоду рейдерам.

загрузка...

Поширюйте матеріал

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.