Сравним преимущества, недостатки, опасности Евросоюза, Таможенного союза и Евразийского экономического союза…

Реинтеграция стран бывшего советского пространства в Евразийский экономический союз, к которой стремится Владимир Путин, по сути, не такая уж плохая идея, пишет Financial Times в редакционной статье. Международные экономисты признают, что у такого объединения, которое скопирует некоторые структуры и даже законы Евросоюза, есть и свои несомненные опасности, и свои преимущества. А парадоксами Евросоюза являются, с одной стороны, мечта для народов Восточной Европы, а с другой, – разочарование для основателей. Среди евроскептиков царят ксенофобия и опасения, связанные с экономическим кризисом, пишет Андреа Бонанни в статье, опубликованной в газете La Repubblica.

Евразийский экономический союз – опасности и преимущества

Реинтеграция стран бывшего советского пространства в Таможенный союз, а затем – в Евразийский экономический союз, к которому так стремится Владимир Путин, по сути, не такая уж плохая идея, пишет Financial Times в редакционной статье. Международные экономисты признают, что у такого объединения, которое скопирует некоторые структуры и даже законы Евросоюза, есть и свои несомненные опасности, и свои преимущества.

Но Евразийский союз отличается от Евросоюза в некоторых важных аспектах. ЕС – это нормативный проект, основанный на свободе и уважении к основным правам и на рыночной демократии. Евразийский союз больше напоминает клуб диктатур, мягких авторитарных режимов, доминирующих ныне на постсоветском пространстве. А потому Евразийский союз может поспособствовать новому расколу в Европе: между истинными демократиями к Западу и «фальшивыми» к Востоку.

Кроме того, евразийский блок конкурирует с Восточным партнерством ЕС. Правила торговли этих двух блоков несовместимы друг с другом, а потому вступление в оба блока одновременно невозможно. И Украина, которую перетянула на свою сторону Россия с помощью торговых санкций, кредитов на 20 млрд долларов и скидок на газ, оказалась здесь на передовой линии.

Опасность в том, что западная модель может показаться привлекательной большей части населения, как это произошло на Украине, по данным опросов, но не коррумпированным лидерам страны. Результатом может стать конфронтация.

«ЕС поступает правильно, пропагандируя свои ценности на Восток и предлагая нечленам шанс более тесной интеграции. Но он должен яснее понимать возможную реакцию Москвы. Он должен предложить больше помощи, чтобы компенсировать торговую месть России. И он не должен стесняться предлагать странам Восточного партнерства перспективу будущего вступления в ЕС, в случае соблюдения ими условий», – говорится в статье.

«В то же время ЕС должен пытаться предотвратить превращение двух блоков во взаимоисключающие объединения, изучая способы, как сделать их правила торговли совместимыми друг с другом. Когда ситуация на Украине уладится, ЕС должен задуматься о вступлении в трехсторонние переговоры с Россией, как предлагают Киев и Москва», – призывает влиятельное во всём мире издание.

Парадоксы Евросоюза

А парадоксами Евросоюза являются, с одной стороны, мечта для народов Восточной Европы, а с другой, – разочарование для основателей. Среди евроскептиков царят ксенофобия и опасения, связанные с экономическим кризисом, пишет Андреа Бонанни в статье, опубликованной в газете La Repubblica.

«Фейерверки в Риге по случаю вступления в еврозону. Атмосфера, напоминающая состояние осады, в аэропортах Лондона и Франкфурта по причине возможного «вторжения» болгарских и румынских работников после отмены ограничений в рамках Шенгенского соглашения. Европа, вступающая в Новый год, кажется, выглядит, как шизофреник», – пишет издание.

«На своих новых внешних границах Европейский союз продолжает оставаться маяком, притягивающим амбиции и надежды. Продолжается приток иммигрантов с Ближнего Востока и из Северной Африки: они рискуют жизнями и порой теряют ее ради того, чтобы добраться до земли обетованной. На Украине толпа едва не спровоцировала гражданскую войну, чтобы не утратить связь с ЕС и не попасть под гнет Москвы. Даже Путин был вынужден пойти на уступки, такие как освобождение Ходорковского и участниц группы Pussy Riot, под давлением европейских столиц», – отмечает автор статьи.

«Тем временем в «старой Европе» нарастает нелюбовь к символам того, что было самым крупным проектом послевоенного периода. Ослабевает чувство солидарности, сделавшее возможным строительство того, что договоры называют «общностью судеб». Великобритания стремится к тому, чтобы выйти из Союза, из которого она, по сути, уже исключена. Повсюду политический класс готовится к цунами правых популистов, которые могут получить треть мест на ближайших европейских выборах», – говорится в статье.

«Таким образом, Новый 2014 год дарит две явно несовместимые европейские истории. Спустя 15 лет со дня рождения евро, в ночь на 1 января Латвия стала 18-м членом еврозоны. История этой маленькой страны может стать примером для всех. В 2008-2009 годах Латвия переживала острейший финансовый кризис, но в отличие от греков и других «старых» европейцев латыши не пытались уклониться от жестких мер по выходу из кризиса, предписанных Брюсселем. Они применили их со стойкостью и решимостью. И сегодня в Латвии экономический рост составляет 4%, безработица – ниже среднего европейского уровня», – пишет автор статьи.

«А в «старую Европу» Новый год принес новую волну подозрений, страхов и нетерпимости. Действительно, с 1 января прекратилось действие ограничений на право свободного перемещения румынских и болгарских граждан. Эта новость была воспринята, прежде всего, в Лондоне как объявление о скором варварском нашествии: захвате рабочих мест и социальных гарантий. Европейская комиссия напомнила, что в ЕС уже работают 3 млн иммигрантов из Болгарии и Румынии, и вряд ли эта цифра значительно увеличится. Не говоря уже о том, что в настоящее время в Европе существует, по меньшей мере, 2 млн свободных рабочих мест. Но все напрасно: британские таблоиды направляют в аэропорты своих репортеров для интервьюирования орды захватчиков», – констатирует издание.

«Так все же, какое лицо у Европы 2014 года? Оптимистичное и уверенное лицо жителей праздничной Риги или испуганное аэропорта Heathrow, ожидающего варваров, которые не приедут? Два образа шизофренической Европы сменяются и борются между собой на протяжении последних шести лет, с начала кризиса, поставившего под сомнение все ценности Евросоюза. Единственный прогноз, который можно сделать, заключается в том, что шизофрения не прекратится и в этом наступившем году. Долгая внутренняя война Европы с самой собой пока еще не достигла финальной стадии», – заключает автор.

По материалам: Financial Times, InoSMI, La Repubblica.