Международная пресса продолжает жить украинским кризисом

Международная пресса продолжает жить украинским кризисом и все темы связывает с ним.

Лондонский Guardian разместил редакционный комментарий по российскому конвою с «гуманитарной помощью» и отмечает, что его «миссия неразборчива». Редко когда в истории завершение благотворительной миссии ожидалось с таким трепетом, говорит газета. Российские грузовики, следующие до украинской границы, будто везут помощь пострадавшим гражданским жителям Луганска и Донецка. Нет сомнения, пишет газета, что мирные жители, которые остались в Донецке, а особенно в Луганске, очень страдают. Обстрелы продолжаются, поставки воды и света или отсутствуют, или непостоянные, запасы продовольствия и медикаментов исчерпываются. Помощь, следовательно, нужна. Нет причин не верить, что в российских грузовика не одеяла, спальные мешки, консервы и медикаменты, но там могут быть и другие вещи. Но получается, что ни Красный Крест, ни ОБСЕ не давали добро на конвой, хотя их оповестили достаточно косвенно. Так же и Киев, который в принципе не возражает против гуманитарной помощи, но ни на что не соглашался. Нет сомнения, что те, кто приказал конвою двигаться на юг, имел в виду не только помощь.

Это выходка, цель которой ослабить натиск украинской армии на повстанцев или пророссийские силы, которые в противном случае вскоре проиграли бы. Также целью конвоя является создание новой формы российского присутствия на украинской территории. И здесь есть несколько вопросов: какой вид присутствия имеет Москва в виду? Будет ли иметь значение несогласие с конвоем со стороны Красного Креста или других, или его все равно доставят? И не будет ли иметь последствия этот якобы гуманитарный шаг для полноценной войны Украины и России? Конвой также является новым элементом в виртуальном медиапространстве, в котором функционирует российское правительство, поскольку конвой создает героическую черно-белую картину для своих граждан и для тех в Украине, кто имеет какие то сантименты в Россию.

\
Газета Moscow Times пишет о сепаратистах на востоке Украины, — в частности религиозный аспект и указывает, что они молятся прошлому, а не Богу. Некоторые с обеих сторон конфликта считает, что в нем оппонируют друг другу две системы моральных ценностей. В частности сепаратисты утверждают, что защищают границу русской православной цивилизации.

«Это святая, православная война», — заявила одна из сторонников сепаратистов. У сепаратистов даже есть подразделение, которое называется «Русская православная армия» со штаб-квартирой в Донецке. «Конституция» так называемой «ДНР» прямо провозглашает православие как главную веру, так же, как это некогда было в Российской империи. «Министр обороны» группировки «ДНР» Стрелков заявил в июле, что его формирование является «православной армией» и запретил ругательства, но западные журналисты, которые общаются с сепаратистами, говорят, что «на 99,8% это будет проблематично» для боевиков не употреблять матерные слова. Но, замечает газета, если сепаратисты и имеют веру, то молятся они советском прошлом, а не Господу Богу. Неудивительно поэтому, что на более советизированном Востоке Украины люди менее религиозными чем на Западе Украины, который был аннексирован СССР в 1939 году, а потому не получил антирелигиозных гонений 30-х годов. Данные свидетельствуют, что количество приходов на душу населения на Востоке Украины наполовину меньше, чем в Центральной Украине и составляет лишь четверть по сравнению с Западной Украины. Интересно, что Донецкая и Луганская области — форпосты сепаратистов — имеют меньшую средней религиозность даже в УПЦ (Московского патриархата). На Донбасс приходится 15% населения Украины и только 8,5% приходов УПЦ (МП).

Издание National Interest пытается ответить на — им же поставленный — вопрос: «Кто заменит Кэтрин Эштон?» Речь идет о должности верховного представителя ЕС по зарубежной безопасности — некоего главу МИД ЕС. Когда Эштон отойдет в октябре, новый верховный представитель, пишет издание, сразу должен заняться дипломатией высоких ставок с госсекретарем США Джоном Керри и российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым.

Керри почти 30 лет был членом сенатского комитета по иностранным делам и был кандидатом в президенты США перед тем, как стать у руля американской дипломатии прошлого года. Лавров является карьерным дипломатом и десять лет был постоянным представителем России в ООН, а ныне уже одиннадцатый год возглавляет МИД России.

Керри и Лавров являются дипломатическими тяжеловесами, отмечает издание. И следующий верховный представитель ЕС должен быть такого же рода. Первый дипломат Европы должен дать свежее дыхание совместной зарубежной политике безопасности ЕС, поскольку геополитические вызовы перед Европой становятся все более серьезными. Некоторые из кандидатов соответствуют этим критериям. Издание называет министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта, некогда возглавлявшего правительство Швеции, который был привлечен к мирному урегулированию на Балканах.

Министр иностранных дел Польши Радек Сикорский тоже подходит, поскольку был привлечен к украинской-российского урегулирования кризиса. Комиссар ЕС от Болгарии Кристалина Георгиева, которая прежде работала во Всемирном банке, тоже имеет опыт международной помощи и разрешения кризисов. А вот министр иностранных дел Италии Федерика Могерини, через ее незначительный опыт, является легковесом, отмечает издание.