Кто левый, а кто – правый? Почему это идеологическое деление больше не работает в мире

Рассказываем, как результаты президентских выборов в США демонстрируют разрушение типичного деление людей на “левых” и “правых” по идеологическим предпочтениям. 

В США прошли президентские выборы, победителем на которых стал Джо Байден. Исследование электоральных предпочтений показали, насколько тяжело однозначно причислить избирателей двух фаворитов к определенной социальной группе или разделить их согласно идеологическим воззрениям.

Если ранее мы могли разделить избирателей того или иного кандидата на “правых” или “левых” и в какой-то мере обрисовать их (рабочий класс или бизнесмены, радикальные активисты или убежденные пацифисты, приверженцы социализма или рыночной экономики и т.д.), то сейчас картина предстает пред нами несколько “размытой”.

Например, Трамп является представителем Республиканской партии США. Идеологическая база “республиканцев” строится на:

  • снижении налогов;
  • снижении дефицита государственного бюджета;
  • снижении государственных расходов на медицину и образование;
  • увеличении военных расходов и расходов на национальную безопасность;
  • агрессивной внешней политике;
  • борьбе за нравственность и семейные ценности;
  • борьбе за национальные ценности.

Республиканцы считают, что открытые рыночные отношения с жесткой конкуренцией являются приоритетом для развития государственного экономического сектора. При этом само государство должно наименьшим образом влиять на бизнес.

Неудивительно, что Республиканскую партию США поддерживают либертарианцы, агористы, правые либералы, консерваторы и т.д.

В это же время Демократическая партия США строится на:

  • поддержке программ социального обеспечения и социальной защиты;
  • увеличении максимальной ставки налога на прирост капитала и дивидендов;
  • поддержке рабочего класса и малого бизнеса;
  • расширении доступа к государственному образованию и медицине;
  • расширении использования экологически чистых и возобновляемых источников энергии;
  • поддержке национальных и сексуальных меньшинств;
  • борьба с любыми видами дискриманации.

Условно говоря, республиканцев можно причислить к “правым” в экономико-социальном аспекте, а демократов – к левым.

Однако политика Дональда Трампа несколько “перетасовала карты” в подобной сегрегации.

4 года его политики были нацелена на поддержание социальных программ и национального производителя, что шло в разрез с идеологическими позициями Республиканской партии США.

Приглашённый профессор Колумбийского университета, доктор политических наук Навид Хассанпур в 2016 году писал: “Трамп стал президентом «Ржавого пояса» — американского Среднего Запада, который страдает от упадка индустриального производства, безработицы и общего экономического неблагополучия. Большинство штатов, оказавшихся критически важными для победы Трампа, сосредоточены именно в этом регионе — это Пенсильвания, Огайо, Висконсин, Айова. Относящийся к этому же региону штат Мичиган совершил драматический сдвиг в своих электоральных предпочтениях и впервые за долгое время проголосовал за республиканского кандидата. Именно в Мичигане можно найти наихудшие примеры коллапса прежде благополучных городов и социального упадка”.

Грубо говоря, Трампа поддержал “страдающий” от экономического и индустриального упадка рабочий класс, который поверил, что Америка вновь станет великой.

Осознав предпочтения своих избирателей, Трамп стал выполнять предвыборные обещания.

В 2019 году в докладе Белого дома отмечалось, что в США было создано рекордное за полвека количество рабочих мест.

“После избрания Трампа президентом по всей стране было создано почти 7 млн рабочих мест, в том числе более 500 тыс. рабочих мест в обрабатывающем секторе. В прошлом году безработица достигла самого низкого уровня за последние полвека”, – отмечается в документе.

Ситуация кардинально изменилась с началом эпидемии COVID-19. Также можно вспомнить решения Трампа по поддержанию национального бизнеса за этот год.

В 2020 году Трамп заявил, что его администрация подписала соглашение с компанией Kodak о производстве четверти всех компонентов нефирменных лекарств в США — аналогов оригинальных препаратов, или дженериков.

Кроме того, он сообщил, что решил применить закон об оборонном производстве, чтобы ускорить получение высокотемпературных композитных материалов для ракет.

Также он поддержал Илона Маска, который возобновил производство на заводе Tesla в калифорнии вопреки воле местных властей.

Однако Трамп считал, что необходимо сократить социальные программы в пользу финансирования военно-промышленного комплекса.

То есть, Дональд Трамп выступил с позиций протекционизма и поддержания государством национального производителя, что не совсем вписываются в идеологию Республиканской партии США. Такие действия ожидали скорее от демократов, нежели от республиканцев.

В результате подобной политики за Трампа на президентских выборах 2020 поддержало на 7 миллионов человек больше, нежели во время избирательной гонки 2016 года. И вновь рабочий класс стал электоральным ядром Дональда Трампа.

В ситуации с Джо Байденом наблюдается иная ситуация. С одной стороны, представители Демократической партии США поддержали протесты Black Lives Matte, которые объединили всех “угнетенных” не только по расовому признаку, но и экономическому. С другой стороны, сотрудники Amazon, Microsoft, Oracle, Apple, Facebook и Google частично профинансировали кампанию Байдена несмотря на то, что политика Демократической партии идет в разрез с желанием крупных фирм стать монополистами на рынке.

Стоит отметить, что 48% американских миллиардеров поддерживают Джо Байдена. Если посмотреть на карту электоральных предпочтений, то за Байдена проголосовали в крупнейших агломерациях США, где генерируется львиная доля ВВП страны.

Случилась парадоксальная ситуация, “левые” с “правыми” поменялись местами. Зачастую “левый” рабочий класс выступил за Дональда Трампа с довольно центристской с “левым” уклоном государственной политикой, в то время как богатые американцы,поддерживающие зачастую “правых” республиканцев, выступили за “левого” Джо Байдена с социальными программами.

В этой идеологической путанице довольно сложно обрисовать портрет типичного американского избирателя той или иной партии, а соответственно, и подготовить под него избирательную кампанию.

Подобная постмодернистская тенденция прослеживается сейчас во многих европейских странах, что кардинально меняет устоявшиеся правила политической игры.

Антон Визковский

для ИНФОРМАТОРа

загрузка...

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.

Реклама