6.1 C
Kyiv
Неділя, 24 Жовтня, 2021

Лукашенко засекречивает материалы проверок по заявлениям пострадавших от зверств силовиков

Прошло больше года с момента, когда белорусы массово заявили о пытках и насилии со стороны силовиков после президентских выборов 2020 года. Однако до сих пор ни одного уголовного дела по этим заявлениям не возбуждено, а в последнее время пострадавшие стали сообщать, что материалы проверок по их заявлениям засекречивают.

Один из таких документов есть у редакции  издания Настоящее Время.

Что случилось

Во время массовых протестов тысячи белорусов были задержаны, многие из них подверглись избиениям и пыткам в изоляторах. По информации Следственного комитета, только с 9 по 15 августа 2020 года в ЦИП и ИВС на Окрестина в Минске доставили более двух тысяч задержанных, позже 680 из них обратились с заявлениями о проведении проверки по фактам неправомерных действий со стороны силовиков.

- Реклама -

Всем им в возбуждении уголовного дела было отказано, как и сотням других белорусов, которые были задержаны позже, но также подверглись издевательствам и пыткам. Они продолжают получать от следственных органов стандартные уведомления об отказе в возбуждении уголовных дел «за отсутствием в деянии состава преступления».

По закону заявитель должен получить на руки копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в которой должны быть указаны мотивы такого решения и разъяснения следователя о том, какие действия он проводил и что установил в ходе проверки, что стало с изъятыми вещами, следами, документами и т.п. Однако на практике этот документ получают не все, многим приходится прибегать к помощи правозащитников и адвокатов, чтобы ознакомиться с копией постановления.

В последнее время отказ выдать пострадавшим документ, который, по сути, отражает работу следствия, органы стали объяснять «государственными секретами».

В распоряжении редакции Настоящего Времени оказалась копия уведомления об отказе в возбуждении уголовного дела. В конце августа 2021 года его получил один из избитых силовиками в Минске. В документе указано, что в постановлении об отказе содержатся «сведения, составляющие государственные секреты».

Пострадавшие имеют право ознакомиться с материалами проверки по заявлению, но, опять же, «за исключением материалов, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну».

Следственный комитет ссылается на ч. 2 ст. 178 УПК Беларуси. Пункты о гостайне действительно прописаны в статьях 178, 178-1 УПК Беларуси, но ранее с таким основанием для отказа адвокаты не встречались.

«Человека избили – какая тут может быть гостайна?»

Адвокат Дмитрий Лаевский, бывший защитник Виктора Бабарико, считает эту секретность необоснованной и нарушающей право на защиту: «Человека избили, он обратился с заявлением – какая тут может быть гостайна? Для потерпевших не могут быть секретом действия следователя, которые он провел для защиты их же прав и свобод. Могу предположить, что органы специально внесли в постановление какие-то сведения, относящиеся к гостайне, чтобы никому его не выдавать. Возможно, таким образом решили засекретить имена тех, кто избивал людей, или сделали госсекретом какое-нибудь распоряжение об обеспечении правопорядка в день выборов 09.08.2020. Ранее «секретность» в подобных случаях я не встречал».

В ситуации, когда правовые механизмы защиты прав граждан в стране не работают, сложно рекомендовать что-то эффективное. Но если пытаться обжаловать отказы в ознакомлении с постановлением и материалами проверки, то можно ссылаться на то, что это нарушает ваше право на защиту от противоправных посягательств, просить предоставить те материалы, которые не являются секретными, советует Дмитрий Лаевский.

Он подчеркивает, что по закону первейшая задача уголовного процесса – защита прав личности и на следователя возложена обязанность создать условия для осуществления прав гражданами, особенно потерпевшими, а граждане, в свою очередь, вправе требовать создания надлежащих условий для защиты их прав.

Представитель Международного комитета по расследованию пыток в Беларуси правозащитник Сергей Устинов констатирует, что в белорусском законодательстве некоторые формулировки можно трактовать широко. Он уверен, что режим использует это для своих репрессивных целей.

«Это абсурдная ситуация, когда по закону потерпевший имеет право обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но не может ознакомиться с этим документом и с материалами проверки в целом. Каким образом обосновать жалобу, не зная доводы следствия? Ранее, когда мы получали отказ в предоставлении копии постановления, то обжаловали это в суде и там уже беспрепятственно знакомились со всеми материалами проверки. Но за последний год убедились, что наше законодательство становится все более репрессивным», – говорит Сергей Устинов.

«Сегодня, когда режим старается скрыть преступления против человечности, которые он совершал и продолжает совершать, у меня один совет – собирать документы с фамилиями и подписями должностных лиц. Если кто-то захочет обжаловать действия силовиков, мы можем в этом помочь. Обращайтесь в Международный комитет по расследованию пыток в Беларуси», – советует правозащитник.

С начала протестов после президентских выборов в Беларуси преследованиям за свою позицию подверглись десятки тысяч человек, тысячи вынуждены были покинуть страну, правозащитники признали политическими заключенными 704 человека.

-- Реклама --
загрузка...

ПО ТЕМІ

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

-- Реклама --
загрузка...

ОСТАННІ НОВИНИ

ПОДІЛИТИСЯ З ДРУЗЯМИ

ми у соцмережах

526,795Facebook>

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Реклама