Порошенко, ГБР и музей имени Гончара. Для чего был нужен картинный скандал

26 мая украинцы смогли наблюдать “цирк” в музее имени Ивана Гончара, в котором Петр Порошенко проводил выставку картин из своей коллекции. Зачем пятому президенту понадобилось срочно демонстрировать произведения искусства? При чем тут расследование ГБР? Как опозорился Гончар? Отвечаем на вопросы в этом материале. 

Но для начала – хроники событий

22 мая ГБР направило Порошенко приглашение на допрос 26 мая в рамках уголовном производства № 42020000000000307, ​​в котором расследуются обстоятельства перемещения через таможенную границу Украины с сокрытием от таможенного контроля коллекции культурных ценностей, которая состоит из 43 картин всемирно известных художников.

26 мая вместо того чтобы прийти в ГБР на допрос, Порошенко организовывает выставку упомянутых 43 картин в музее имени Ивана Гончара. Во время выставки он дает СМИ пафосный комментарий: “В 11 часов, посмотрев видосики от Государственного бюро расследований про расследование факта тайного ввоза и тайного вывоза 43 работ выдающихся художников мирового уровня, которые связаны с Украиной… Я хочу сказать, что мы сейчас присутствуем на открытии очень важной выставки. Именно в 11 часов, именно 26 мая”.

Директор музея имени Ивана Гончара Петр Гончар рассказал, почему согласился выставить коллекцию Петра Алексеевича.

“Мне предложили сделать презентацию из частной коллекции Петра Порошенко. И я согласился, потому что это интересно. Мы ее завезли в понедельник утром (25 мая), чтобы начать монтировать и готовить экспозицию до 10 июня (когда откроют музеи в пределах завершения карантина – ред.). Владелец захотел сделать презентацию для прессы”, – рассказал Петр Гончар изданию Громадське.

В доказательство того, что картины были куплены легально и при ввозе их в Украину все пошлины были оплачены, документы пятый президент заботливо поместил в золотую рамочку. Они-то и привлекли внимание журналистов. Оказалось, что картины за 4,8 млн фунтов Петр Алексеевич купил у офшорной компании Vernon Hlding Limited. Именно она владела акциями Липецкой фабрики “Рошен”, а бенефициаром её был Сергей Зайев, бизнес-партнер Петра Порошенко.

Более того, во время президентской гонки экс-глава СБУ Валентин Наливайченко заявил, что именно через эту компанию Игорь Гладковский и Петр Порошенко покупали картины, представленные на выставке, для своего клуба “5 элемент”.

В результате в обед в музей наведался следователь ГБР и вручил Марине Порошенко повестку на допрос, ведь мужа не было на месте. А вечером уже целый спецназ ГБР ворвался в музей, устроив толкотню с народными депутатами, журналистами и активистами. В ходе оперативных действий были изъяты упомянутые выше документы.

Сегодня, 28 мая, стала известно, что следователи ГБР вновь оказались в музее Гончара с целью арестовать выставленные картины.

Ловушка для ГБР?

Журналист Сергей Лещенко считает, что ГБР попало в ловушку, ловко установленную пиарщиками Порошенко.

“ДБР в этой ситуации попало в ловушку, которую им расставил умелый политический иезуит Порошенко. Надо добавить, что это не первый раз, когда Порошенко выкручивается из обысков таким образом. На память приходит история, как следователи Генпрокуратуры в 2004 году нагрянули в офис Давида Жвании, и его приехал спасать Порошенко вместе с “5 каналом”. Как позже делились между собой участники обыска (а это известные сейчас люди!), Порошенко отводил в сторону следователей Генпрокуратуры и просил их устроить заворуху и даже немного потолкаться с депутатами, чтобы на камеру это выглядело максимально эффектно и он мог накрутить на этом политический пиар.

Проблема состоит в том, что ДБР и Порошенко находятся в разных весовых категориях по части информационной пропаганды. И единственная правильная стратегия в расследовании злодеяний Порошенко – это брать не количеством открытых производств, а качеством доказательной базы в делах, которые касаются коррупции прошлой власти и его расправы над политическими оппонентами”, – пишет Сергей Лещенко в Facebook.

И правда, ГБР предстало в СМИ и глазах общественности как бескультурное зло, которое громит музеи. Этого и добивался Петр Алексеевич. Хотя, если посмотреть на эту ситуацию незашоренным взглядом, то становится ясно, что сотрудники правоохранительных органов ничего не повредили или украли. То, что они не предъявили постановление суда на обыск музея, – это, конечно, большой юридический провал. И доказать, что доказательства (простите за тавтологию) могли быть уничтожены – будет трудно.

Хотя, действительно, предъявить Порошенко есть за что. Ведь возникает вопрос: “Для чего продавать самому себе через свои же компании картины?” Тут есть несколько вариантов. Первый – скрыть настоящую стоимость, чтобы уменьшить пошлинный сбор при ввозе/вывозе в Украину. Второй – легализировать таким образом незаконные доходы компаний.

Но ГБР должно было публично об этом сказать. Более того, для ГБР выгодно акцентировать внимание не на картинах, а на том же скандале с Укроборонпромом, который более важен и резонансный для страны. Получается, что они в медийном плане проигрывают из-за слабой подготовки и проблемах коммуникации с обществом.

Более того, Порошенко важно было сыграть на опережение, узнав об обысках, чтобы отвлечь внимание СМИ от его вызовов на допросы, а также “перенаправить” ГБР не к нему домой или в офисы, где правоохранители отыскали бы много чего интересного для следствия, а в музей.

Музей Гончара – инструмент политтехнологий

Давайте более подробно взглянем на тот факт, что музей Гончара решил принять участие в политической игре Порошенко.

“Вандальство ГБР не должно перекрывать факт сервильной позиции Музея Ивана Гончара (Ivan Honchar Museum), который продемонстрировал себя пиар-конторой Порошенко. Mystetskyi Arsenal на ивент-территорию власти превратила еще Наталья Заболотная, Olesya Ostrovska довела эту обслуживающую функцию к галицкой перфектности (правда, только в отношении семьи Порошенко). Однако Арсенал – не музей. Кейс Музея И. Гончара – пощечина всей музейной отрасли Украины. Учитывая еще и небольшую художественную ценность (в отличие от аукцийнои) работ художников страны-агрессора из коллекции Порошенко, что в спешке там выставили. Отдельного внимания стоит Илья Глазунов, российский шовинист, король китча, любимый художник Жан-Мари Ле Пена. Прекрасно рифмуется с докладом об Опричнину, которую господин Порошенко во времена Януковича произносил в салоне посла РФ в Украине Зурабова”, – написан в Facebook арт-критик Константин Дорошенко.

Музей имени Ивана Гончара находился на карантине с 17 марта. На его сайте можно отыскать информацию, что он закрыт на реконструкцию. Однако оказывается, можно буквально за несколько дней наладить работу и все “реконструировать”, если этого попросит Петр Алексеевич. Это не только личностный удар по Петру Гончару, но и самое главное – по музею. Потому что он вместо того чтобы исполнять культурную роль, превращается в политтехнологический инструмент.

Что сказать напоследок? Петр Порошенко вышел сухим из воды и продолжит игнорировать ГБР, как и раньше. А что ему за это будет? ГБР же нужно заняться более серьезными делами в отношении Порошенко. Насчет музея имени Гончара выводы делайте сами. Стоит ли ходить в места, где выставляются работы русских шовинистов…

Антон Визковский 

для ИНФОРМАТОРа

загрузка...

Реклама