Telegram: оружие ФСБ или головная боль украинских чиновников

В последнее время в социальных сетях и медиа стали активно обсуждать связь мессенджера Telegram с российскими спецслужбами. 

Пристальное внимание на проблему обратили и украинские политики, например, Игорь Луценко.

“Кстати, об анонимных телеграмм-каналах. Явление абсолютно искусственное и чужое  в нашем информпространстве. Экосфера анонимных каналов в мессенджере Телеграмм – полностью российский феномен, где его питает тамошний авторитарный режим. А поскольку до сих пор значительная часть наших политтехнологов ментально живет в Москве, то им такие «новшества» нравятся в силу популярности в столице. Рассчитан в основном на дебилов, которые не способны рефлексировать. Кто финансирует такое огромное количество анонимного текста каждый день? Где берется столько “инсайдов” – особенно, в условиях конкуренции за инсайд с обычными медиа? Наконец, сам Телеграмм – семь лет живет за которые шиши?”, – написал Игорь Луценко в Facebook. 

Такая бурная реакция со стороны публичных лиц заставляет задуматься, а не хотят ли Telegram запретить в Украине? Ведь, если звезды зажигаются…

Однако некоторые опасения по поводу Telegram являются вполне обоснованными. Но на большинство из них можно дать вразумительные ответы.

Кто финансирует?

Основатель “Вконтакте” и Telegram Павел Дуров в интервью агентству Bloomberg в 2017 году заявил, что стоимость мессенджера, на момент общения с изданием, составляла от 3 до 5 миллиардов долларов. Однако Павел продавать Telegram не собирается, а вот монетизировать его будет.

На вопрос о том, как происходит финансирование, то Дуров ответил, что из его собственного “кармана”, на заработанные деньги от продажи “Вконтакте”. До сих пор точную прибыль Павла от сделки никто не называл. Однако известно, что здание одного лишь дата-центра соцсети был продан за 1 миллиард рублей.

Поэтому информация, что мессенджер содержится с личных сбережений Дурова – вполне реальная. А нужен он Павлу банально для заработка, поскольку платформа обретает все большую популярность и её цена стремительно увеличивается. Еще в 2016 году Telegram оценивался в 950 000 000 долларов.

Напомним, что в 2014 году из-за давления ФСБ Дуров был вынужден продать долю “Вконтакте” и покинуть пост гендиректора. А причиной “прессинга” стало требование спецслужб выдать личные данные организаторов групп, которые касались Евромайдана. Павел тогда не подчинился правоохранителям.

Именно после скандала с “Вконтакте” Дуров решил разработать мессенджер, который бы предоставлял пользователям гарантии анонимности во время переписки. Cо временем оказалось, что в Telegram привлекает не только удобным интерфейсом для общения, но также он стал для многих блогеров многофункциональной платформой для постинга.

Плоха ли анонимность?

Конечно же, Telegram не является абсолютно анонимным мессенджером. То есть, он не гарантирует 100-процентную защиту от взлома, прочтения переписок или воровства важных файлов.

Кроме того, в мобильном клиенте мессенджера Telegram выявлена серьезная уязвимость, которая при определенных условиях может выдавать IP-адреса пользователей.

С другой стороны, в целях безопасности Telegram использует собственную разработку — криптографический протокол MTProto. Павел Дуров даже обещал $200 000 любому, кто взломает Telegram и дешифрует сообщения. Найти новость, что кто-то получил заветный приз не удалось. Однако в медиа можно отыскать упоминания о получении злоумышленниками несанкционированного доступа к аккаунтам мессенджера. 

Но даже китайские хакеры во время протестов в Гонконге “взламывали” закрытые Telegram-чаты активистов с помощью “социальной инженерии”, а не через “дыры” в программном коде. Они создавали фейковые аккаунты друзей и родственников митингующих. В ходе разговора те “сливали” хакерами, кто еще состоит в закрытых чатах, после чего информация попадала в спецслужбы.

Чем-то похожим занимается аноним “Джокер”, который выкладывает на своем Telegram-канале переписки “Слуг народа”. Он представляется коллегой по фракции, генеральным прокурором или министром, чтобы получать от доверчивых политиков не публичную информацию.

Безусловно, “анонимностью” Telegram пользуются не только “борцы за правду”, но и террористы, преступники и другие антисоциальные лица. В то же время ИГИЛ некоторое время спокойно вели аккаунт в Твиттере. А в украинском сегменте Facebook и вовсе продают фальшивые деньги и сексуальные услуги.

Но почему-то эти социальные сети никто не желает закрывать и с критикой в их сторону граждане не выступают.

Работа ФСБ

Исключать возможность влияния ФСБ на российские социальные сети и мессенджеры – глупо. Руководство “Вконтакте” рассказало “Новой газете”, что они уже несколько лет сотрудничают с ФСБ и отделом «К» МВД, оперативно выдавая информацию о тысячах пользователей социальной сети”.

Однако до сих пор никто не предоставил никаких доказательств того, что Telegram как-то связан со спецслужбами из РФ.

А в статье “Блокирование Telegram в России” на Wikipedia и вовсе можно подробно прочесть, как происходила борьба с Telegram руками российских спецслужб.

13 апреля 2018 года Таганский суд Москвы вынес решение в пользу Роскомнадзора, тем самым позволив начать блокировку мессенджера на территории России. Причиной подобного решения стало то, что Telegram отказался хранить ключи для расшифровки переписки пользователей и предоставлять их по запросу ФСБ России. Более того, это требования технически исполнить невозможно, поскольку ключи хранятся на устройствах пользователей. 

При этом блокировка началась еще до решения суда. 6 апреля 2018 года Роскомнадзор начал блокировать IP-адресов, используемых Telegram. За первую неделю было заблокировано более 18 млн адресов, однако на работу мессенджера это никак не повлияло. Мессенджер потерял 3% активных пользователей, но количество просмотров только увеличилось: с 138,9 млн до 159,5 млн.

В апреле прошлого года в России прошли многотысячные акции протеста против блокировки Telegram.

Что более интересно, до сих пор, из-за способов обхода блокировки, российская власть ничего не смогла сделать с мессенджером. Он продолжает работать, как и раньше.

Исходя из этого, Telegram, скорее всего, является “головной болью”, а не проектом ФСБ.

Выводы

Украинские политики сейчас повторяют путь российских коллег. Те тоже начали кампанию против Telegram c “опасениями” по поводу того, что мессендежром из-за технологий сохранения анонимности могут пользоваться террористы.

Договорились до того, что председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин заявил: “Instagram надо закрывать”, потому что при его помощи был “совершён теракт в Ленинграде”.

Чиновники как будто забывают: мы живем в глобализованном мире, где террористы могут пользоваться любыми современными технологиями. И сколько бы ты не запрещал мессенджеры, есть сотни других способов анонимной коммуникации, которые намного защищеннее того же Telegram.

Складывается ощущение, что вся проблема находится в области контроля. Не могут депутаты запретить конкретному пользователю выкладывать переписки своих коллег и даже банально его идентифицировать и наказать, соответственно, легче дискредитировать и положить целиком инструмент коммуникации и блоггинга, чтобы другим не повадно было.

Хотя интеллектуальные и финансовые ресурсы целесообразно было бы вложить в обучение парламентариев основам “информационной гигиены”. Рассказать, что если вам пишет Арсен Аваков, то это не значит, что текст набирает лично министр внутренних дел Украины. Ведь, когда смотришь на огромное количество переписок “Джокера”, то не смешно становится от того, насколько доверчивы наши государственные мужи.

А вот блокировка и борьба с Telegram может закончиться довольно плохо. В него все больше уходит украинских популярных блогеров из-за подчас безумных правил Facebook. И если легким решением Верховной Рады уничтожить многотысячную аудиторию мессенджера, то ответный удар по власти в информационном пространстве будет не симметричным, а в разы сильнее.

Антон Визковский

для ИНФОРМАТОРа

загрузка...

Реклама